Ронен
Хатуль йадан
Оба моих деда воевали. Дед со стороны матери был артиллеристом, попал в окружение ще в начале войны, долго пробивался к своим. По возвращении, конечно, вынужден был отчитываться перед соответствующими органами. К счастью, поскольку был евреем, его в измене особо и не подозревали - заодно поручился и за друга-русского, с которым выбирались вместе. Продолжил воевать. Получил пулю в плечо, остался инвалидом - рука так толком и не заработала. "23 июля 1942 года, слепое пулевое ранение верхней трети правого плеча с повреждением кости" - лежит передо мной справка на пожелтевшей бумаге с печатями военного госпиталя. "Немец в сердце целился, чуть-чуть не попал" - криво усмехается в моих воспоминаниях дед. В госпитале был комиссован, отправлен долечиваться под Оренбург, станция Акбулак - запомнилось, где и встретился с бабушкой, эвакуированной из Брянска. К сожалению, все свое детство я провел с дедушкой и бабушкой по материнской линии, деда со стороны отца я не знал - его родители жили под Донецком. Знаю, что тоже фронтовик, ордена и медали(



Вечная память...
изображение